ул.Шеронова 67, тел.30-47-91
http://m.vk.com/club60498813
https://www.facebook.com/whitetheatre.ru



Главная

Репертуар

История

Наши спектакли

Люди театра

Новые проекты

Праздники

Контакты

Галерейка

KoTriangle

Ермолаев Семен Никонович - Сиэн Eкер (09.09.1960) - Писатель, драматург, киносценарист и тележурналист. Родился в 1960 году в с. Павловск Мегино-Кангаласского улуса Якутии. Окончил Ленинградский институт киноинженеров. Спектакли по его пьесам ставились в театрах Якутии, Москвы, Ташкента, Махачкалы, Баку, Томска, Барнаула, Хабаровска, неоднократно показывались на Международных театральных фестивалях в России и за рубежом (Франция, США, Италия, Польша). Как режиссер документальных фильмов участвовал во многих международных кинофестивалях. Автор и режиссер телевизионной программы «Моя Якутия». Сценарист фильма «Царь - Птица» (Главный приз Московского международного кинофестиваля, Приз Международной федерации кинокритиков FIPRESCI и приз«За Высокую художественность»
42-го Монреальского кинофестиваля )

Монолог драматурга (Двадцать лет назад.)
"Передо мной чистый лист бумаги, на которой, по воле Бога, Всевышнего, я должен написать, выпустить на свет, родить, воплотить, очередную историю о ком-то, о чем-то. Смогу я это сделать или не смогу, мне это не важно, да это и не в моей власти, если я настроен, как следует, на этот акт жертвоприношения, а это именно жертвоприношение, то это должно получиться.
А если не придет настрой, не откроются, как следует, энергетические каналы, то буду сидеть и молчать. Хоть год, хоть два, хоть десять…
Это, конечно, мое сегодняшнее мировоззрение, к которому я пришел через двадцать лет своей драматургической деятельности. А раньше, лет двадцать назад, это было иначе. Там скорее верховодил, главенствовал принцип «сабельного броска на танки». Это иначе называется «энергией заблуждения», как говорил наш уважаемый Лев Николаевич Толстой. Я был твердо уверен, когда начинал писать какую-нибудь свою пьесу, что никто и нигде во Вселенной не писал, да и не напишет такую пьесу как я. Это, конечно, было самым элементарным заблуждением, но именно это заблуждение возбуждало мои амбиции, мое эго, мой азарт, генерировало мое творчество, связанное с моим самоутверждением, и я рвался к чистому листу бумаги как на поле боя, предрекая, предвкушая его победный финал, фанфары.
В реальности никакого материального победного финала, естественно, не было, все это было, лежало в некой виртуальной плоскости. Душа моя ликовала всякий раз, после того, как моя старая печатная машинка «Optex», со своими западающими клавишами, заканчивала последнюю строчку с надписью «Быыс», что означает занавес. Меня аж бросало в дрожь. По позвоночнику, с самой макушки до пяток, пронзала, будто электрическим током, какая-то неведомая энергия.
Я получал кайф, и точно знал, нет, не знал, а был уверен, что я написал очередную «нетленку», «эпохалку». И мне было пофигу, понравится это кому или нет, поставят это или не поставят, дадут гонорар или нет, главное я написал вещь, и написал честно для себя. А себя-то зачем обманывать? Ложной скромностью я не страдал, и точно знал, что я никогда не умру от своей скромности, и прочитывал свою новоиспеченную вещь, взахлеб, своим друзьям, постоянно выпрашивая у них одобрения «ну как?». Их одобрительные возгласы действовали на меня как возглас «Ноо!» для олонхосута, как удар плеткой на резвого скакуна, и я, закусив удила, мчался во весь опор, по бескрайней степи под названием Топтолонноох.
На самом то деле Топтолонноох- это маленькая лужайка за озером, около моего дома, где я в детстве гонял колхозных коров, стреляя из самодельного лука. Я был индейцем, а коровы – бизонами, а поляна Топтолонноох была великой прерией. Сейчас этой лужайки больше нет, расширившееся село поглотило ее, на ее месте давно стоят дома, но для меня она стала моим виртуальным пантеоном всех моих мыслей, мечтаний, надежд. Там даже есть и своя Аллея Героев, где стоят бюсты моих друзей, вперемежку, с бюстами моих персонажей, сделанные, за неимением достойного материала, из корневищ березы «удьурхай», которых полно у нас в Суоле. Некоторые друзья-очкарики иногда обижались на меня, когда я говорил им, что очки на их бюстах сделаны мной из донышек бутылок из под водки. Но быстро успокаивались, когда я им говорил, что зато я их бюст покрыл олифой, а потом и лаком, и их бюст прямо блестит на фоне восходящего солнца, как бюст любимого руководителя, вождя Ким Ир Сена. Но, к сожаленью, виртуальное торжество, в реальности, оборачивалось непониманием, иногда даже обидой, трудящихся масс. Первая моя пьеса, написанная для театра, «Эйиэхэ сибэкки биэрээри», была поставлена мной же лет двадцать назад в 1988 году в Саха театре. Юбилей! После памятной той премьеры, меня пригласили на встречу с клубными работниками в Дом народного творчества. Я гордо пришел, распушив свой хвост, (как же – драматург, и плюс еще и режиссер!) и, потерпев полное фиаско, уныло поплелся прочь, волоча за собой, все тот же самый, но уже понурый, расплеванный и растоптанный, свой хвост...." Семен Ермолаев

Пьесы поставленные в Белом Театре:
"Джунгли", реж.О.Кузьмина (2005);
"Апокалипсис, или Бог из камеры номер...", реж.О.Кузьмина (2006);
"Над водой смерти", реж.О.Кузьмина (2008);

ФОТОГАЛЕРЕЯ